Вчера в Белом доме под председательством министра по вопросам«открытого правительства» Михаила Абызова пройдет заседание экспертной рабочей группы, посвященное рассмотрению общественной инициативы об уголовной ответственности за незаконное обогащение чиновников. Авторы инициативы — активисты Фонда борьбы с коррупцией — предлагают распространить юрисдикцию России на ст. 20 Конвенции ООН против коррупции и ввести в Уголовный кодекс новый состав преступления — «незаконное обогащение», — карающий чиновников, которые не в состоянии подтвердить легальное происхождение своих активов. Предложение поддержали 100 000 россиян.
Однако сами чиновники выступили против такой поправки, следует из отзывов, которые опубликовал член рабочей группы, адвокат Иван Павлов. «Коррупция— далеко не проблема номер один для населения, доказывает Зубов: по данным социологов, она занимает только 13-е место в списке из 25 позиций». Судья Конституционного суда  в отставке Тамара Морщакова предупреждает: введение неопределенных составов чревато произволом в области уголовного преследования, «это мера против каждого из нас». Председатель Совета по правам человека при президенте Михаил Федотов убежден, что «введение такой статьи открывает нам путь в 37-й год». «Мы хотим новых политических репрессий?» — недоумевает Федотов.
Данная аргументация противников закона мне лично представляется весьма странной. Очевидно что «Государственный чиновник» это особый правовой статус лица отличающийся от статуса просто гражданина по содержанию и объему прав и обязанностей. Принимая на себя обязательства по несению государственной службы гражданин вступает в особое правовое поле, в котором с одной стороны получает властные полномочия и доступ к ресурсам, с другой стороны обязуется использовать эти возможности исключительно в интересах общества, которое ему эти возможности и доверило. По крайней мере, если мы принимаем за истину установку Конституции РФ о том, что единственным источников власти в РФ является ее народ.
В этом контексте для сдерживания соблазна использования общественных ресурсов в личных целях на любого госслужащего могут быть возложены дополнительные ограничения, обязательства и запреты. Ведь  ни у кого не вызывает сомнений что военнослужащий обязан исполнять приказ даже в ситуации связанной с риском для жизни. В этом сама суть и содержание его службы. То что при поступлении на службу в полицию кандидат проходит проверку на детекторе лжи уже давно ни у кого не вызывает удивления. Почему же ситуация при которой, в отношении гражданских служащих обязанность подтверждать легальность своих расходов вызывает такое резкое сопротивление?
На фоне тезисов о необходимости консолидации общества в борьбе за достойное место России в мире, от устранения той причины которая эту самую осознанную консолидацию фактически исключает… предлагается активно воздержатся. Консолидация сил, средств, ресурсов в условиях их несправедливого распределения априори возможна либо насильственными мерами, либо мерами манипулятивного воздействия на массовое сознание. Ни тот, ни другой метод не обеспечивает надежного стратегического результата и даже при тактическом успехе в долгосрочной перспективе порождает неразрешимые внутренние проблемы в системе управления.
Возьмем как пример предприятие, фирму на котором на фоне развитой корпоративной культуры система распределения результатов  не является субъективно справедливой. Да...руководство подобной фирмы может активно проводить командные мероприятия, вводить ритуалы, и продвигать идею «Мы - одна команда. Мы - победим». И это может сработать. Особенно если для сотрудников которым такое отношение в новинку. Они действительно могу в это поверить и добросовестно вложить свой личный ресурс в достижение целей организации. Однако как долго эта мотивация будет работать если результаты деятельности предприятия будут распределены несправедливо с огромным дисбалансом в пользу топ менеджмента? Если ключевые позиции будут заполнятся по принципу родственных связей блокируя перспективы карьерного роста более качественным специалистам? Их реакция абсолютно прогнозируема – это либо переход в другую организацию, зачастую целыми командами вместе, с базой клиентов, ноу хау, разработками. Либо уход в пассивную позицию по принципу – поменьше делать побольше получать. О каких либо инициативах, рацпредложениях, творческих подходах, лояльности фирме, работе на общий результат можно забыть. В лучшем случае человек будет выполнять свои обязанности в перемешку с решением личных проблем, общением в социальных сетях а зачастую и мыслями о том чтоб такое в организации «сэкономить». В любом случае это – начало упадка организации и резкое снижение ее конкурентоспособности.
Конечно главное это не коррупция. Главное то отчуждение общества от власти которое она порождает. Отчуждение, которое приводит к народным афоризмам типа «Люди это один народ.  А Правительство-это другой», «Государство не прощает любви к Родине» «Наш народ не ворует - он компенсирует убытки нанесенные государством». Отчуждение, которое так ярко продемонстрировано в кинопроизведениях «Левиафан» и «Дурак» взорвавших общественное сознание в интернете. Отчуждение на фоне которого призывы власти к объединению все больше вызывают не прилив патриотизма а здоровый сарказм.